Актуальная литература, поэзия, проза, новости культуры,| Тайнинка.ру

Homepage | Сестра жалости (повесть)
Cестра жалости (повесть)
Сестра жалости (глава1)
Автор: Лида Юсупова   
22.01.2010 11:34

Загробный вьется мотылёк,
то близок, то почти далёк…
Андрей Николев. 

1.



– Камиль, – он протягивает Жоржу Грегори свою маленькую ладонь, и Жорж Грегори смотрит на нее, будто как раз для этого палач ее и протянул – смотрите! вот она – рука правосудия! Палач молчит, улыбается нечитаемой улыбкой, Жорж Грегори берет его ладонь – оказавшуюся вдруг обжигающе горячей – быстро пожимает ее. Сразу на душе становится очень тяжело. И палача тоже вдруг охватывает нехорошее предчувствие. Он кивает, идет к чугунным дверям, прислоняется к ним плечом, нервно достает из внутреннего кармана пиджака школьную тетрадку и, близко поднеся ее к глазам, еще раз проверяет вычисления: длина веревки, вес тела… Безголовый призрак госпожи Сарао пересекает комнату – госпожа Сарао идет будто по невидимому ковру, ее ноги не касаются пола. Она приближается к Камилю, он смотрит на нее, сквозь нее, потому что госпожа Сарао полупрозрачна. Это он, Камиль, надел на ее гордое лицо черный мешок, и на ее крепкую шею – тяжелую петлю, и это его глаза встретились с ее взглядом – ослепленные вспышкой ее глаз, как вспышкой фотоаппарата, когда ее голова вдруг выпрыгнула из провала эшафота и с резким, жестким стуком упала к ногам воскликнувших в один голос «Ааааах!» зрителей казни. Причиной этого досадного обезглавливания, как потом выяснил Камиль, была ошибка тюремной администрации: что-то случилось с их глазами,  набитыми на взвешивании обреченных мужчин, эти глаза госпожу Сарао вознесли – позор, говорит палач Камиль (в интервью газете «Жизнь»), во всей тюрьме не было даже никаких вообще весов! –  и в результате на руки начинающему палачу, а это случилось ровно 20 лет назад, была выдана тетрадная страничка в небесно-голубую клетку, на которой значился рост и вес (и зачем-то объем груди) казнимой женщины: при объеме груди 120 сантиметров и  росте 175 сантиметров, ее вес составлял, согласно этой бумажке,  всего 40 килограммов.


 
Сестра жалости (глава 2)
Автор: Лида Юсупова   
11.03.2011 12:59

Несколько слов о личной жизни Франсилии

О личной жизни Франсилии никто ничего не может сказатьi. Когда она умретii , в некрологе напишут, что Франсилия посвятила всю себя газете и шефу: "Мисс Хаслет существовала исключительно ради "Жизни""... Она была бесконечно предана главному редактору "Жизни" Бобу Констрикторуiii – все, что бы он ни сказал и ни сделал, находило в ней самую страстную поддержку; она всегда и везде выступала его неистовой защитницей..." Через год эти слова будут скопированы в заметку-воспоминание бывшего коллеги Франсилии Майкла Вiv. – с добавлением, что "тем не менее, и это довольно странно, в своих мемуарах мистер Констриктор упоминает мисс Хаслет только мельком – в общей сложности, в пяти строчках". И далее Майкл В. эмоционально описывает свой очень близкий контакт с Франсилией, произошедший во время газетной рождественской вечеринки, когда он "имел неосторожность вернуться к возникшему еще днем спору о необходимости смертной казни". Ее заблестевшие и потемневшие глаза, пишет Майкл В., внезапно сузились, и ее взгляд вонзился в меня – и тут же я почувствовал резкую боль, и сквозь слезы, сквозь прозрачную искривленность, будто я оказался по ту сторону толстого стекла, я увидел быстрое движение бледной, узкой руки Франсилии к моему лицу, и в каком-то показавшемся мне исступленно-религиозном жесте ее пальцы влетели в мои ноздри и, зацепившись острыми, короткими ногтями, вдруг дернулись вниз; мне до сих пор не понятно, как, почему боль пришла прежде, чем была причинена – возможно, сила гнева Франсилии была настолько велика, что искривила пространство.

 


 
Сайт разработан дизайн группой "VAKS"