Актуальная литература, поэзия, проза, новости культуры,| Тайнинка.ру

Homepage | Новые рассказы | Друг Гагарина
Друг Гагарина
Автор: Вадим Фомичев   

Глава первая

Мне – 7 лет. Я сижу на небольшом теплом валуне, нагретом солнце. Босые ноги утопают в траве, успевшей уже немного пожухнуть от палящего июньского солнца. Я жую травинку и смотрю на реку Через Дубну, борясь с течением, переплавляется паром. На нем несколько человек. Один из них о чем-то оживленно переговаривается с паромщиком. Вскидывает руки. О чем говорит – не расслышать. Порывистый ветер рассеивает звуки.

Я жду Юрку.
С утра бродили по перелеску, испытывали новую рогатку на птицах.

Рогатка вышла убойная. Юркин отец, дядя Лёша, выстругал вчера. Сам первым перед нами и выстрелил: заложил голыш в мешочек, сделанный из старого ремня. Натянул резинку до плеча и резко отпустил. Камень серой пулей пролетел над забором, звонко впившись в соседский на другой стороне дороги.
- Годится, - одобрительно кивнул дядя Леша, передавая Юрке рогатку.

Мы стреляли в лесу по скворцам и малиновкам. Однако, птицы всегда оказывались проворнее, и успевали вспорхнуть быстрее, чем нам удавалось достаточно близко к ним подобраться. Настрелявшись, вышли на берег Дубны.
- Подождешь меня? – спросил Юрка, передавая рогатку. – Посцать схожу.
Он передал рогатку, еще теплую от его ладони, и удалился в кусты.

Я жду, сидя на валуне и щурясь от солнца.


Юрка выходит из куста, склонив голову и прижимая что-то к груди.
- Надо же, - прерывающимся голосом бормочет Юрка. – Попали таки…
Он раскрывает ладони, в которых уютно лежит мертвая малиновка. Ее голова вывернута под неестественным углом. Глаз подернут белой пленкой.
- Так это же здорово! – трясу Юрку за плечо.
- Не знаю, - неуверенно говорит он. – По-моему нет.
- Это ж надо как повезло! – с воодушевлением продолжаю я. – С такой дали, там наверное метров пятнадцать было, и в голову. Пошли, дяде Лёше покажем.
- Нет, - резко и зло, прикрывая птицу. – Похороним ее. Отцу – ни слова.
- Почему? - удивился я.
Юрка не ответил и пошагал с мертвой малиновкой обратно в лес.

Я опять сел на валун. Паром уже шел обратно. На этот раз народу было больше. Один играл на гармони, двое нескладно подпевали, хлопая себя по ляжкам. Ветер доносит слова. Узнаю мотив. «Песня о Волге». Из фильма. Год назад смотрели с папкой в клубе. Но эти - перевирают ужасно…

Юрка возвращается угрюмый. Вытирает землю с рук о рубашку.
- Что, похоронил чтоль? – спрашиваю.
Юрка кивает.
- И крест небось из палок воткнул? – не унимаюсь я.
- Да иди ты… - отмахивается со злобой в голосе. – Летала себе летала, а тут мы…
- Ладно, - примиряющее сказал я, легонько толкнув Юрку в плечо. – Дяде Леше ничего не скажу. Пошли!

Мы вернулись в Клушино. Мой дом был через дом от Юркиного. Возле калитки стоял дядя Леша и о чем-то возбужденно рассказывал моим папке с мамкой. Мой батя чесал в затылке, сбив набекрень кепку. Мамка теребила узел на платке, невидящими глазами уставившись на дорогу.
- Вот вы где! – обернулся дядя Леша. – Юра, живо домой!
- Федька! – вышла из оцепенения мать. – Ты тоже иди в дом.
- А что такое-то? – спросил я.
- Иди-иди, живо!

Юрка пожал плечами и отправился домой. Я зашел за калитку, но проходить в дом не стал, а пригнулся под кустом крыжовника возле забора, чтобы послушать, о чем говорят.

- Я тебе точно говорю, - вполголоса продолжал дядя Леша. – Сам по радио слышал. Как есть немцы напали, сегодня границу перешли. Говорят к Москве идут. Это ж прямиком через нас. У них там танки, авиация…
- Ох, - вздыхала мать. – Делать? Делать то что ж?!
- Надо решать! – отвечал дядя Леша. – Сегодня в клубе все собираются. Приходите.
- Придем, Леш, - нарушил молчание папка.
Приобняв мать за плечи, он прошел мимо меня по тропинке к дому.

 

Глава вторая 

Пришли гады немцы. 

 

Глава третья



Пыль ложится на землю. В сполохах дыма вижу склонившееся надо мной лицо Юрки. Он что-то говорит-говорит. Пытается схватить меня за руку. А я ничего не слышу, абсолютно ничего не слышу. И я не понимаю, зачем нужно куда-то вставать и что нужно делать.

Кровь? Откуда?

У меня по щекам течет кровь.Я машинально прикладываю ладонь к щеке и понимаю, что кровь льется из ушей. Липкая, как смола.

Меня мутит. Вдалеке я вижу бегущих людей. Они так смешно бегут, немножко подпрыгивая и так потешно размахивая руками, что я начинаю улыбаться. Один падает споткнувшись и я прыскаю от смеха. Так странно смеяться когда не слышно собственного смеха, это как смеяться в огромную мягкую подушку, зарывшись в ней лицом, и сверху еще набросив одеяло. И чтобы вокруг тишина вообще тишина. Чтобы все молчком-молчком. Чтобы только твой подушечный хохот. Лютый яростный подушечный хохот. Чтобы упиваться хохотом. Кричать хохотом. Кричать в мякоть подушки. Кричать в марево дыма и огня. Кричать в хохоте в пыль. Кричать в заляпанные кровью и копотью лица. Мой хохот превращается в вой.

Юрка отпускает мою руку и начинает пятиться. Он отходит на шаг, на два. В его глазах я вижу ужас. Я успокаивающе вою. Я не хочу терять друга. Куда уходит мой друг? Я не хочу терять друга. Почему он так страшно смотрит на меня? Ведь я друг его. Он же друг мой. Единственный друг мой. Я начинаю выть жалобней.

Сзади раздается грохот. Меня вновь бросает на землю. Я впервые вижу землю так близко. Оказывается земля – это те же песчинки, только более темные и разные по размеру. Вот маленькая дырочка – это норка дождевого червя. Интересно, как ты там, дождевой червяк? Ты скрываешься от этой шумной канонады и сотрясения земли? Ты испугался, забрался в недра и скукожил свои кольца, спазматически высирая маленькие кругленькие остатки пройденной через тебя почвы? Не бойся, милый. Я возьму тебя к себе. Я укрою тебя в ладони, как Юрка укрывал малиновку. Я отнесу тебя домой. Мы тоже будем дружить. Я познакомлю тебя с Гагариным. Это мой лучший друг, правда-правда. Мы будем вместе ходить на реку и бросать камешки в воду или строить трехмачтовый корабль. Дядя Лёша нам поможет. Дядя Лёша говорил, что главное в корабле – это киль. Если киль будет недостаточно тяжел, кораблик будет плыть не по прямой, а куда понесет течение. А если киль перегрузить, кораблик может начать крутиться вокруг своей оси, как только ветер начнет дуть в паруса. Поэтому здесь главное очень осторожно и взвешенно подойти к вопросу. Все рассчитать. Отмерить. Записать карандашом на бумаге. Выбрать подходящий материал.
Я тебе всё-всё расскажу, червячок. Всё, что сам знаю. Пойдем, дорогой. Пойдем домой, милый.
Я начал взрыхливать землю возле отверстия, пытаясь найти червя. Мягкая почва забивалась под ногти.
Ну где же ты, червячок? А? Ну где же ты, милый? Куда ж ты пропал? Куда ж ты уполз, негодяй? Куда ты провалился, пидорва розовая? Куда ты уполз, хуйло? Что ты там забыл, уёбище? Тебе похуй, что я пришел за тобой? Тебе, блядь, насрать что я тут роюсь, хочу тебя к себе взять? Я тебя, страшилище ты ебацкое, хотел тебя домой взять! Хотел тебя, помоечную говножопию, на реку водить! Кораблики блядь с тобой, брынзой подзалупной делать! Я тебя с Юркой хотел познакомить, пиздота! С Юркой блядь тебя познакомить хотел ссаный ты выкормыш. С другом моим единственным, понимаешь ты это, высерок земляной?! Ну и сиди там в говне своем! Да-да, сиди там блядь в говне своем. На хуй ты мне упал вообще?!

Я покачиваясь встал с колен. Голова сильно кружилась. Засохшая кровь на щеках стягивала кожу. Я оглянулся вокруг.

Юрки не было.  

 

Комментарии  

 
0 # Niskfereevecevu 2014-03-26 15:14 viagra,sublingu al viagra,viagra,o nline viagra,viagra price,daily cialis,generic cialis,cialis,c ialis,cialis daily,
 

У Вас недостаточно прав для комментирования этого материала

 
Сайт разработан дизайн группой "VAKS"