Актуальная литература, поэзия, проза, новости культуры,| Тайнинка.ру

Homepage | Новые Новеллы
Новые новеллы
Я пришел дать Вам пизды
Автор: Вадим Калинин   
12.06.2009 01:34

(использована идея С.Соколовского и В.Никритина)

- Насилие ради денег?
Насилие ради власти над людьми?
Все эти глупости меня совершенно не интересуют.
Муген. «Самурай Чамплу»

В Центре Жоржа Помпиду
Я нашел свою пизду.
Сергей Соколовский


1
Четыре утра в приморском городе. Над влажным, растрескавшимся асфальтом, на уровне щиколоток, течёт длинными неровными островами плоский белёсый туманчик. В сыром воздухе застыли влажные листья. За чёрной чугунной решеткой среди пальм, платанов и кипарисов причудливое, дореволюционной колониальной архитектуры здание. Островерхие башенки по углам, огромные досчатые балконы-веранды, выщербленные лестницы, круглые вазоны с садовыми цветами по обе стороны широкого, оплетенного каким-то мощным древовидным вьюном крыльца. На двери синяя советская ещё табличка с выпуклыми золотыми буквами. На табличке значится «Образцовый Санаторий Военно-Морского Флота России». Стоит тот сорт ватной сырой тишины, который заставляет вспомнить о том, как закладывает уши при слишком резвом наборе высоты. Нарушает её только странно сухой и ритмичный негромкий стук.

 
Taйна третьей воды
Автор: Вадим Калинин   
05.03.2009 07:04

Парафренный синдром – сочетание фантастического бреда величия с бредом преследования, воздействия и разнообразными явлениями психического автоматизма. В клинической картине преобладают идеи величия, мирового могущества, обычно формирующиеся на фоне приподнятого настроения.
Справочник практического врача.Том 2. Составитель д.м.н. Бродулин.

Если человек бесится во мраке, то хоть и называется мракобесом, это ничего.


      Иногда очень полезно задуматься о социальном статусе. Не обязательно о своем собственном, так об этой штуке вообще. Ведь как бывает, пойдешь, к примеру менять пять последних фальшивых долларов, а попадешь на подиум. И вот стоишь ты на подиуме в очень приличном белом костюме, принимаешь премии да награды из перламутровых лапок выщелоченной девы, расслабишься на миг один, отпустишь на секунду чувство реальности, и вот уже пляшешь на той же сцене, совершенно голый, неистовую джигу, и в правой руке у тебя бутыль зубного эликсира, а в левой горячий утюг, или Шишь Брянский, или портрет Дориана Грея. Как получится. Трудно заранее предсказать. И главное, что, пока ты там пляшешь, статус твой социальный меняется, как бешеный, завися от чего попало самой разнузданной и наглой зависимостью. А бывает, напротив, лежишь на диване и смотришь на двух мух, на тебя, в свою очередь, смотрит круглыми, бездонными бандитскими глазами перекормленный кот. Кот – и кот, не в коте гвоздь... а вот социальный статус...

 

        Звонок. Иду открывать.
        – Кто там?
        – Сантехник.
        – А на кой?
        – А надо!
        – Уходи, сантехник, ты мне не нужен.
        – Откройте, пожалуйста, я честно сантехник, а не бандит. Вот справка.
        – У меня есть кот. Он кот и бандит. А ты сантехник и бандит, это как две шляпы на одной вешалке.
        – Я одна шляпа, точней, я сантехник. Я пришел поставить вам новый смеситель.
        – У меня есть старый смеситель, и я его люблю. За новый придется платить, а я этого терпеть не могу.
        – Это бесплатно, от патрона, по мандату и разнарядке, в связи с возрастанием вашего социального статуса.
        – А чего это он возрос?
        – А мне откуда знать. Социальный статус зачастую зависит от нашего поведения самым причудливым образом.
        – И что теперь?
        – А то, что вам по статусу необходим новый смеситель. Вдруг кто из ваших новых, по статусу положенных знакомых зайдет и увидит старый смеситель, когда у всех у них новый, незадача будет.
        – Да, ты прав, сантехник, входи!

 

 
Greenwar
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 09:57

Младший комиссар особого взвода скальных нырков Рыжий Сойка замер под соснами, втянув горячий, отдающий нагретым гранитом и чистой молодой вагиной, морской воздух. В груди сладко и чуть надрывно колотилась чашка турецкого кофе, корявые пинии издавали низкий, животный, слегка в детскую мочу запах, а под ногами, на сером цементе вьющейся, потрескавшейся дорожки хрустели мелкие шишки. Сойка повернул голову. Теперь справа, между стволами, висела слепящая искристая махина моря, а прямо перед глазами, на суровых мшистых малиновых кирпичах «Стены Памяти», в хаосе горячих бликов и свежих, дышащих пятен тени проступил агитационный плакат.На плакате, на фоне огромных пылающих развалин ирреальных, никогда не виданных Сойкой довоенных городов, юная девушка, очень похожая на его молодую, ныне беременную жену, протягивала мускулистому бойцу в боевых доспехах «Бобров-истребителей» годовалого, улыбающегося и сучащего пухлыми лапками ребятенка. Выражение лица, да и всей аппетитной фигурки, девушка имела жалкое, душераздирающее, молящее о пощаде. Мускулистый же «Бобёр» никого щадить был совершенно не намерен. Он, жестко, хоть и не зло, ухмыляясь, давил на спусковой крючок тактического ранцевого огнемёта, держа ствол оного на уровне чресел, под характерным углом, да так, что рвущаяся, косматая струя пламени окатывала разом и умоляющую мамашу, и младенца, и ещё очень большую часть пространства агитационной площади. Под всей этой производящей сильное и сложное впечатление картинкой располагался выполненный рубленым строгим шрифтом лозунг: «СМОЙ ГРЯЗЬ С ЛИЦА МАТЕРИ!».

 
20 ненаписаных рассказов
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 10:19

ПОЧЕМУ АВТОР НЕ СТАЛ ПИСАТЬ ЭТИ РАССКАЗЫ

        Во-первых, автор очень ленив. Он с подозрением относится к процессу письма. Сидишь, водишь по чему-то белому какой-то палкой, и смех и грех. Автора всегда больше забавляли другие процессы – например, питание и совокупление. Тут уж автор не ленив вовсе. Пишет же автор, дабы потрафить таким свойствам своей натуры, как алчность и тщеславие. Потрафить получается редко, ну да ладно. Из лени природной автор и делал в основном стихи, то есть тексты, которые почти не требуют "тайпинга".
        Второе соображение – это врожденная стеснительность. Не всё же, на самом деле, написать можно. Есть же такие вещи, как пошлость, глупость и откровенная бычка. За такое может стать стыдно. А стыд – это худшее воспоминание детства. По большому счету ниженеизложенное бумаге доверять бы не стоило, а с другой стороны, где-то оно уже существует, и всю беду от него не избавишь. Вот нашелся вроде разумный выход.
        Соображение третье. Проза обычно похожа на поезд или другой какой наземный транспорт. То бишь маршрут навязан читателю директивно, чуть ли не сверху, и ему, бедному, остается только расслабиться и пытаться получать удовольствие. Однако есть еще такси, метро, самолет и личный автомобиль. В этих случаях можно выбирать маршрут, или хотя бы не видеть, где едешь. Вот и хотелось бы мне, в меру сил своих, слегка расширить территорию читателя, его, с позволения сказать, свободу выбора.
        Теперь правила игры. Перед вами начала и концы сколь угодно длинных историй. Где точки, там пусто. Там может оказаться все, что угодно, по вашему выбору, потому что
        В СЕРЕДИНЕ НИЧЕГО НЕТ!
 
Паровоз "Желание"
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 10:16
       – Это выглядит крайностью, – заметил я.
        Она отвечала, что для выживания всего непримиримо новаторского необходим определенный экстремизм. Последующие поколения, полагала она, войдя в колею и разнежившись, сочтут обычай предков варварским и отдадут честь его символизму разве что символической маммэктомией, – возможно, декоративным шрамом или косметической отметиной. Неважно, все преходяще.
Джон Барт. "Химера"
 
        Прикрывая двумя указательными пальцами соски обнаженных грудей, Лена Герц глядела на порывистое горькое биение мокрых листьев сирени, отраженных в мутном стекле бутыли с "Массандрой". Я любовался Леной, не испытывая влечения. Ощущал я лишь позыв рассказать что-нибудь, ощущал позыв этот верхней частью спины. Сладкое холодное покалывание. Дима, напротив, чувствовал тянущую, поющую похоть, выпуклые глаза его мутнели, речь уже десять минут тому назад свелась к потоку проникновенных междометий.
        Мы сидели на чердаке заброшенного дома в Тайнинском. Один скат крыши полностью отсутствовал, и нам была видна проселочная дорога, заросшая река, над которой висели серые, лишенные коры остовы деревьев. Парило солнце, шел дождь, со стропил капало вниз на разбухшие сосновые доски, на ярчайшую агрессивную зелень, на Ленину грудь. Архетипическая парниковая чувственность. Я взял бутылку с портвейном, приведя этим жестом в движение Ленины зрачки.
        По проселочной дороге на завидной скорости мчался джип, внутри которого пели о какой-то счастливой нации. Из переднего окна машины высунулась наружу бритая голова и показала Лене багровый, с белым налетом язык. Джип тряхнуло на кочке, голова стукнулась нижней челюстью об край приспущенного стекла, и откушенный язык упал на мокрый оранжевый грунт. Джип умчался. Тёмно-синяя ворона подхватила язык, взлетела повыше, дала три осмотрительных круга и опустилась на стропила прямо над нами, где проглотила, наконец, добычу.
 
Говно и пламя
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 10:50

 
(рыцарский мини-роман)

Серебряная морозная гарь в колючем воздухе, жестяной стук листвы. Рыцарь пнул, обутой в чёрную сталь ногой, пустой шлем из-под другого Рыцаря. Шлем покатился по промёрзшей острой синей траве. Справа торчало корявое узловатое дерево, на котором болтался печальный висельник, слева высился прокопчённый грохочущий коробчатый замок. Из огромных чёрных, изогнутых труб, по углам строенья, било в сиреневое небо алое косматое газовое пламя. 

 
И не говори!
Автор: Вадим Калинин   
05.03.2009 07:11

Меня трудно удивить по мейлу. Нужно очень постараться, чтобы произвести на меня по мейлу хоть какое-то впечатление. Вы можете написать мне в электронном письме, что вы, моя больная малярией французская племянница, что вы согласны заплатить шестьсот евро за то, чтобы мне отдаться, что вы купили для меня мотоцикл «Хонда» и новенький пробковый шлем, и что если я не приеду в Крылацкое в течение ближайших восьми часов, и не привезу вам баночку свежей своей мочи, которая необходима, чтобы избавить меня от неотвратимо близящейся импотенции вы разобьёте мне дверной глазок молотком и отравите моего хомячка. Вы можете даже приписать к этому всему ещё какую-нибудь милую глупость, я и бровью не поведу, а вместо этого пошлю вам ответ: «Счастье моё, жду тебя в полночь на ипподроме. Не пожалеешь!». Но вот пришло ко мне письмо, и всё во мне затрепетало. То есть я дочитал текст до конца, и сказал «гм». 

Текст был таков:

«Здравствуйте Вадим и Анжела!
Я приношу все возможные извинения за вторжение в Вашу жизнь. Вы со мной не знакомы, и видели меня всего один раз. Однако случилось так, что от Вас зависит моя судьба в самом категорическом, если так можно выразиться, смысле. То есть, в том случае, если Вы не согласитесь встретиться со мной и поговорить, то я с очень высокой вероятностью в ближайшее время умру. К сожалению это не шутка и не розыгрыш. Я прошу… Да что там прошу, я умоляю Вас о встрече в любое удобное Вам время.
Евгений.»

Я прочитал этот текст несколько раз про себя и один раз в слух, после чего спросил Анжелу:
- Ты как считаешь?
- Я пись рисую. – ответила Анжела
- Ты полагаешь он и правду помрёт, если с нами не поговорит?
- Непременно.
- А если поговорит?
- Я думаю что в этом случае он тоже обязательно преставится.
- Так что ж, не будем встречаться?
- Отчего ж? Вдруг он в нас влюблён и поебаться хочет?
- А вдруг он маньяк и хочет нас прищемить?
- Хотел бы прищемить, притворился бы, что хочет поебаться. 
 
Побег нагишом
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 09:55
Часть 1
Я сижу по-турецки в тени большого мокрого тропического куста с листьями, глянцевыми темно-зелеными снаружи и покрытыми каким-то розовым похотливым и влажным пухом с внутренней стороны листовой пластины. Пух этот распространяет запах, такой, как если бы молодую, толстую, весь день отработавшую на стройке негритянку не пустили в душ трое интеллигентных китайцев, а вместо этого всю ночь сношали в надушенной лавандой постели. Так вот, если поутру надеть на такую негритянку красные шелковые трусы, отпустить ее погулять в них часов шесть, а потом снять с нее трусы, посыпать корицей и подать к рождественскому столу, получится тот самый запах, который издает пух на обратной стороне листьев, растущих на кусте, под которым я сижу. Куда как более крепкий, но менее сложный дух идет от белых цветов размером с сиську упомянутой выше негритянки. Эти цветы растут на толстой лиане, свисающей с высокого, хвойного, переливающегося блеклыми радугами в водяной взвеси дерева, похожего на ливанский кедр, и пахнут конским потом, в равных пропорциях смешанным с розовым маслом. Под задницей моей пышная шелковистая салатовая травка. По всему телу ползут крупные капли пота, водного конденсата и прочей оседающей на мне и производимой мною на свет жижи. Воздух настолько насыщен аллергенной, вызывающей необоримую подростковую похоть растительной парфюмерией, что мои выделения стали по запаху один в один походить на свежий чилим. Я совершенно голый, член мой не падает уже часа полтора, отчего приобрел оттенок вечерней фиалки и ноет, как сердечко семиклассницы, вдруг осознавшей, что дефлорация возможна. Прямо передо мной силикатная дорожка, имитирующая дикий камень, шириной в тридцать сантиметров. По дорожке течет ручей, за дорожкой такие же густые тропические заросли в тяжелых соцветьях и запутанных лианах, как и по эту сторону. Высоко в ветвях переступают с ноги на ногу мокрые тяжелые попугаи; они время от времени что-то хрипло бормочут, роняют в тропическую листву двуцветные капли, но летать ленятся.
 
Роковые яйца
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 09:58

Подающий надежды климатолог двадцати пяти лет от роду, господин Кривин рассеяно присел в пролетку и назвал адрес своего друга, хирурга Николая Степановича Ломова. Кривин надеялся в этот час застать супругу Ломова, Анну Ильинишну одну. Дело в том, что между Анной Ломовой и Андрем Кривиным с неделю уж как горела высокая, хотя и предосудительная страсть. Улегшись на сиденьях, Кривин достал из внутреннего кармана «Уездный Курьер» и погрузился в чтение передовицы, название которой звучало, как «Гривуазное кощунство в мужской гимназии».«Не далее, как вчера около полудня, неизвестный в маске и черном атласном плаще – говорилось в статье, - ворвался в класс городской гимназии, предназначенный для занятий по родной словесности, где в присутствии ошеломленного юношества, сорвал со стены портрет Александра Сергеевича Пушкина, прорезал, посредством ланцета, на месте рта, в полотне круглое отверстие, и тут же вступил в предосудительную связь с изображением национального гения. Преступник скрылся через окно третьего этажа здания учебного заведения… Прокурор энского уезда, господин Лепестковский, высказал мнение, что происшествие является ни в коем случае не проявлением частной распущенности обывателя, а напротив представляет из себя спланированную народовольческую акцию, направленную, несомненно на подрыв незыблемых ценностей и традиций…»

 
Кризис самоидентификации
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 10:18

Элипс-это круг вписаный в квадрат с соотношением, сторон три к четырём.
Шульман Роман Лазоревич. Полковник стройбата

Многие уже подохли
От исскуства моего,
Остальные же подонки
Тоже сдохнут от него.
Слегка нездоровый Вадим Калинин



-Так чем же все-таки привлекательны трансвеститы? – задал Вадим вопрос, сидя голым на краю обеденного стола, и счищая монетой некоторые буквы в надписи на дне пластиковой тарелки. В результате его усилий надпись «для холодных пищевых продуктов» должна была превратиться в «для голодных пищевых поуков». Вадим еще раз представил себе этих, алчных, крупных волосатых, жадно пожираемых Катей, «пОуков» и сладко осклабился.
- Так чем же привлекательны трансвеститы?
- Я полагаю сиськами…- ответила неодетая Катя, запихнув четыре пальца в мокрое нутро крупной коньячной рюмки.
- И хуем… - продолжил ее мысль нагой, сидящий на полу, Егор.
- Либо вы, друзья мои, ленивы мыслью и поверхностны в сужденьях,
либо неискренни. Вот если взять например трепетного нежного трансвестита с крошечным, непроявленными вовсе хуем и практически невидимыми сиськами, а в противовес ему мордоворота с елдой как у Пухова и ведерными маркаташками, кто из них окажется для нас привлекательней? Я не берусь сразу ответить на этот вопрос. Хотя полагаю, что при всестороннем обследовании, оба они окажутся нам интересны примерно в равной степени.
- Так чем же они окажутся нам интересны? – Егор преподавал философию в одном из столичных вузов и был охочь до мировозренческих бесед.

 
Кукушкины слёзы
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 10:00

Наискосок, через поле
веди коня,
кукушка!
Мацуо Басё

        Даже в самом нежном возрасте такие часто вызывающие замешательство вещи, как проза Фолкнера, программирование на Assembler и пролонгированное соитие, давались мне с шокирующей легкостью. Оттого я и был уверен, что добьюсь всего в жизни самым простым и ясным путем. Нет, я не был выходящим из ряда вон дарованием. Многое у меня не получалось вовсе. Например, я не умел завязывать шнурков, галстуки ввергали меня в уныние, а вязание крючком вызывало во мне трепет, обычно сменявшийся долгой слезливой меланхолией. Однако, даже находясь на пике такого рода меланхолии, я всегда оставался уверен в своих силах.

        Мне исполнилось двадцать пять лет, и я был счастлив особенным, насыщенным и объемным счастьем. Я занимался проблемой, поглощавшей меня практически целиком (некоторые особенности социального поведения Эквизетум Хелиохарис). Остаток моих душевных сил уходил на глубочайшую страсть к собственной жене, специалистке по устному творчеству куманцов (крошечная народность в республике Коми). Супруга моя, по национальности куманка, каждый вечер в течение трех, а иногда и шести часов лизала порог нашего дома, сохраняя таким образом верность духовным ценностям своего народа.

 
Письмо какому-то другу
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 10:39

 
Что-то дует. Весь залив в барашках. Значит, скоро сентябрь. Последнее время сезонная смена окраски местной растительностью волнует меня ощутимей хорошего порношоу. В конце концов, самка, какой бы она ни была, — это всего лишь пространство между первым и последним сочлененьем ноги. То, что имеет свойство обретаться вне этих пределов, всегда забавней. Забавней уже потому, что обширней.

Кстати, на днях завел самку из аборигенов. Здесь это непросто для иноземца. Тем более для гигантского арахнида, то бишь для меня. Тут на нас смотрят с опасливым почтением, но совершенно безо всякого тепла. Ты знаешь, я не секс-шовинист. Межвидовое спаривание в случае духовной близости между представителями двух разных видов явление нормальное, а часто необходимое. Я не в восторге от внешнего вида местных самок, однако... Но меня боятся. Можешь себе это представить. Погоди-ка, звонок...

Приходили два урода из ксенонадзора. Черный нормальный парень, даже очки снял. В конце концов у меня бумаги в порядке. Но «белый»... Я сначала вообще не понял, как можно так себя вести. Впрочем, скоро он моргнул второй парой век по своим «Рэйбэнам». Я пообещал черному, что как только первый циклопод станет сенатором, я тут же эмигрирую обратно.

 

 
Сайт разработан дизайн группой "VAKS"