Актуальная литература, поэзия, проза, новости культуры,| Тайнинка.ру

Homepage | Рассказы
Повести и рассказы
Недосягаемый Сулейман
Автор: Лида Юсупова   

без даты
У меня потом будут болеть бедра от этой скачки, и все тело будет болеть – полтора часа страстных телодвижений, полтора часа, – он мог – пока жемчужное семя не излилось в мои ладони. А потом он сказал: This is our last day together. – Что? Смешно, но я переспросила не потому что last, а потому что, ведь была ночь… 5 утра ночи… Сказал (каким голосом? приглушенным, деланно-бесстрастным, таким голосом говорят: я сейчас убью тебя, или я сейчас убью себя, или это конец света… возражать бесполезно… не надо паники… без эмоций… просто прими к сведению, что это конец), сказал: We’ll not see each other any more. И, конечно, конечно, я спросила: Why?

Моя любовь всегда была сейчас, она была не готова к будущему, она была готова ко всему, то есть хоть к чему, но не к этой определенности – определенности разрыва. И определенности союза? Но у союза нет определенности. Если бы он сказал тогда – противоположное: С сегодняшнего дня мы будем вместе навсегда. – Что? – Если бы он сказал навсегда вместо никогда… Представь… Бесстрастным голосом… Страстным? Нет, немного испуганным, полным сдержанных чувств (он сдержанный… я ему сказала однажды: I’m open, он: I hide everything.), он скажет обращенным ко мне, ко мне, к моей very сути, голосом: С сегодняшнего дня мы будем навсегда вместе. Это неправильно. То, что он сказал про never неправильно, потому что это была ночь, а не день. Если бы он говорил то, что – предопределено, он бы не назвал ночь днем. Потому что это неправильно, то, что он сказал. Он должен был сказать, да, это, да: С этой ночи мы вместе навсегда.

 
Семинар по Белинскому
Автор: Лида Юсупова   
– Женщины – низшие существа. Лучшая из женщин хуже лучшего из мужчин, – профессорша Б. обвела всех лучистыми взглядом, снова склонилась над книжкой. – Скудельные сосуды, они так быстро портятся, розы весенние, они так скоро отцветают. Роскошная упругость груди становится куском вяленого мяса...

– У нас с ней почти одинаковые фамилии, – сказала Б. соседу по парте Б. – И у тебя с ним.

– Люди так глупы, – продолжала чтение профессорша, – что их насильно надо вести к счастию. Да и что кровь тысячей в сравнении с унижением и страданием миллионов!..

– У тебя такие же глаза, как у него, – сказала Б., заглядывая Б. в глаза, – льдисто-голубые...

– Лучшее, что есть в жизни – это пир во время чумы и террор, ибо в них есть упоение, и самое отчаяние...

– И волосы у тебя такие же, нежные... – Б. дотронулась до его волос.

– ... и самая скорбь похожи на оргию, где гроб...

– А душа твоя, чистая, ранимая, за холодным панцирем рассудочности жаждет любви... – рука Б. легла Б. на живот и медленно поползла вниз.

– ... и обезглавленный труп – не более как орнамент торжественной залы...

У Б. был очень большой живот.

– На сегодня всё, – объявила профессорша.

Б. встал. Рука Б. не успела доползти. Все встали, ушли.

– Наташа, – спросила профессорша, поднимаясь из-за стола, – почему вы легли на пол?

– Жизнь так огромна, а времени так мало, чтобы пасть, –  тихо сказала Б.
 
Половой путь
Автор: Лида Юсупова   
Эта блядь отпрыгнула от меня, как толкнула, я абсолютно не была к этому готова.

Жирная сука-убийца учмокала босыми жирными ступнями по линолеуму спальни. Я оделась, пошла по ее следам. Можно подумать, что она оставляла след-слизь, эта пизда-уродка.

Она сидела в гостиной и курила, во тьме. Я ей сказала, что это не передается половым путем. Она усмехнулась, плебейски: «Конечно, передается».

Зачем я пошла с плебейкой, да еще с уродкой?

Парадоксально, но женщины чувствуют себя незащищеннее друг перед другом, чем перед мужчинами. Это потому что мужик, хоть и агрессор, но и защитник, что ли?

Она посмотрела в интернете, убедилась, что невежда. Потом говорит: «Ну, может быть, я непросвещенная в этом вопросе». И, спохватившись: «Как будто я извиняюсь…» Как будто убавится от нее извиниться.

А может быть, эти некоторые бабы чувствуют себя перед другими бабами незащищенными, потому что они другую бабу никогда сами не защитят?

Вызвала мне такси, сунула деньги. Я оглянулась, уходя: мельком, деланно-наглым взглядом: в проеме двери – ее глаза, красные и растерянные. Пустой белый коридор, лифт. Я чувствовала себя легкой и пустой, как после аборта – свободной и одинокой.
Каких только блядей не встретишь на своем половом пути… 
 
Письмо советской школьницы
Автор: Лида Юсупова   

ПИСЬМО СОВЕТСКОЙ ШКОЛЬНИЦЫ
ПОЭТЕССЕ САПФО


Кто же он — объект моей первой влюбленности, посетившей меня в этом непростом подростковом возрасте, когда мир чувств открывается вдруг непорочному сердцу, распахивается как водопроводный люк во тьме туннеля, в бесконечности неведомого кипит любовь — всех, кто любил, или это змей разверзает пасть, бездну?
…Объект. Нет, разрешите еще похранить мою тайну. Чувствую, рано называть имя.
…И вот она подошла. Подошла, бледная, худенькая моя учительница, и говорит: «Хау ду ю ду?» Волосок к волоску, на затылке маленький клубок.
В нашем городе желтые фонари.
Мы гуляем по вечернему городу, ведя задушевную беседу на золотом поводке: «Я расскажу тебе о жизни моего сердца»...

 
Чудеса с православными. Четыре свидетельства
Автор: Лида Юсупова   
1.
П. бегала вдоль ж.д., собирая письма. Наклеивала марочки, отправляла. Тайно. Было жаркое лето. Трава прела, и вязкие запахи... и особенно эти белые зонтики.  Даже рельсы. Душистая, душистая страна. П. повязывала голову белым [зачеркнуто: шарфом] платком, расстегивала верхние пуговки на платье и распахивала пошире ворот, [неразборчиво]

В лесу она останавливалась и слушала вверх – кроны шумели и сквозь них вился свет с чистого-чистого [зачеркнуто: низкого] близкого неба, и птицы пели – очень спокойно, независимо.

«Так я люблю ее, так люблю ее... Сила! – она чувствовала в себе силу. – Как прекрасна, как несчастна Россия!.. И безнадежно...» П. не плакала.

Она знала, что В. повезут здесь – ей было сказано во сне. Кто же явился облаком? И говорил, странно, с английским акцентом... Муж племянницы? Но почему он?

Поезд гремел. Переждала, потом надо было все делать быстро, бросала за свои пуговки, к телу – острые, грязные треугольнички, бежала на станцию, и уже дома искала себе, но всё не было...

[зачеркнуто: телепатия шпио]  

Облако обмануло?..

Нет, в конце августа, в дожде полурасплывшийся адресок вдруг – счастье! Родной почерк В.: «Любимая! Любимая!» [приписано другим почерком карандашом: не помню, что называл ее т.о. наши отношения были как у соратников, – именно это Много зачеркнуто, неразборчиво]

 
Лысая красавица. Детская сказка
Автор: Лида Юсупова   

Савелию Низовскому, in memoriam 


1.
Она была самой красивой девочкой в мире. Её звали Матильда, а фамилия её была Паукова. Ей было 7 лет. Она была лысой. Когда Матильда первый раз появилась в школе, все очень удивились, что она лысая. Учителя хором сказали:

– Почему, ты, Паукова, лысая? Немедленно отрасти волосы, заплети в косички. Или сделай скромную школьную стрижку. Как все!

Матильда Паукова ответила:

– У меня нет волос и никогда не было. Но даже если бы они у меня выросли, я бы всё равно их состригла. Потому что мне очень нравится быть лысой!

– Нравится? – злобно засмеялась учительница труда Зинаида Ивановна. – Лысой быть нравится?

А директор школы Мария Петровна вдруг заплакала:

– Бедная, бедная Паукова! Она сошла с ума! Ее надо посадить поскорее в сумасшедший дом!  

И учителя вызвали скорую помощь. И скорая помощь увезла Матильду Паукову в сумасшедший дом.

Этот дом стоял в дремучем лесу. Все давно считали его сумасшедшим. 1000 лет тому назад дом захотел стать деревом и ушёл жить в лес, на свою историческую родину. Там дом пустил корни, оброс ветками, листьями. Птицы стали вить на нем гнёзда.

Скорая помощь привезла Матильду в сумасшедший дом и уехала. Матильда заплакала:

 
Самый большой
Автор: Лида Юсупова   
У этого мальчика балетная фигурка, но он прячет ее за мешковато-плечистыми одеждами. Он отрастил широкую бороду и моргает бледно-голубыми глазами. В киоске у метро «Площадь Мужества» он покупает самый большой презерватив.

Дует ветер, морозный ночной воздух пахнет копченым мясом и выхлопными газам.

Мне странно, что я здесь. Здесь неуютно. Спальный район, конец рабочей недели, толпы недружелюбных людей, холодно. Я всю жизнь мечтала о жарких странах, всю жизнь знала, что родилась здесь по ошибке – на севере, да еще зимой, родилась и сразу чуть не умерла. Поезд остановился посреди снежного поля, я думала, спросонья, что это моя станция, протерла глаза, но поезд уже ушел.
    
Он раздевается, волосатый фавн. Аккуратно складывает свои брючки, вешает на спинку стула. На спинку другого стула он вешает свой зеленый жакет-квадрат.

Его тело мягкое и послушное, оно быстро становится горячим. Он становится Черным морем. Он пахнет солью и нагретыми на солнце камнями. Так легко плыть в этой спокойной морской воде. Я чувствую блаженство свободы.
 
Путь к сонвтшеерсву
Автор: Лида Юсупова   
Она была писательницей, так она себя называла, хотя, по собственному признанию, писала мало, а иногда вообще месяцами даже и не прикасалась к бумаге или, вернее, к клавиатуре... Это было странно слышать от нее, что она писательница, потому что писала она с умопомрачительными ошибками – не то что грамматическими, а просто путалась в буквах, хотя, может быть, у нее была дисграфия или что-то подобное... Она, например, так начала свое первое послание: «Очень рада буду епреписываьтся с тобой, мне не хвтаает общения в реале, а ты будешь моей благадроной четательниций... Спасоби!» Ну и, конечно, разговор в чате, с которого и началось наше знакомство, был в таком же духе. Но там это было простительно – делаешь ошибки, печатая наспех, а если чего не понятно, можно тут же переспросить. Но я не преклонялась перед письменностью – у меня были свои теории на этот счет, и к ошибкам Зумзум я относилась снисходительно, стараясь не замечать их. Мне даже, по большому счету, нравилось, что Зумзум, что ни слово, спотыкается – она как бы говорила стихами.
 
 
Из протокола допроса подозреваемого
Автор: Лида Юсупова   

(…)
Права, предусмотренные ст. 52 УПК РСФСР, мне разъяснены.
                                                       (подпись подозреваемого)___________________

По существу показываю следующее Странно перелагать свою жизнь в слова,
                                                                        (содержание показаний)


события становятся звуками… Называя вещи их именами, хочешь не хочешь, даешь им свою оценку. Я называю мужа мужем. Я никогда не звала его так, ненавижу это слово, такое холодное. Он был – любимым, милым, моим мальчиком. Эти мышцы на его животе, эта его линия тела, когда он спит на боку, в полумраке комнаты эта линия тела, под простыней, горизонт тела моего мужа, какая несравненная страсть, как я любила тело своего мужа. Его хуй только лишь касается моего влагалища, и волна всесметающего наслаждения прокатывается от вагины по телу вверх и сжимает голову миллиардом мельчайших щупальцев, обескровливая ее вмиг, мурашки по голове, потом властное движение волны вниз к животу. Хуй – верное слово, не осуждайте меня за использование ненормативной лексики. Потому что я любила его хуй. Он не был очень большим или очень толстым, нет, он не был «очень», он был идеален. Идеален. Наверное, только раз я видела его расслабленным, у моего мужа великолепная потенция. В расслабленном виде его хуй был похож на бутон, крайняя плоть так аккуратно прикрывала головку, никакой лишней топорщащейся дряблой трубочкой кожи, как я видела на других необрезанных хуях, о да, мой муж был необрезан. В напряженном виде его хуй был похож на созревший сладчайший плод, и он давал мне удушающую сладость. Впервые в жизни я почувствовала необходимость забеременеть, только со своим мужем я почувствовала эту необходимость, после пяти абортов… О, не удивляйтесь моей откровенности об абортах! Известно ли вам, что как раз столько абортов приходится в среднем на каждую женщину? Наверное, нет. Это наша женская тайна. И беременность наша женская тайна. Тайна, которая сама по себе однажды становится явной, если она не перерождается в тайну аборта.  У меня было пять тайн аборта, а шестая была тайна беременности. Мой муж не хотел ребенка. Я не хотела ребенка пять раз, и вот впервые в жизни я хотела его сейчас, но мой муж не хотел ребенка. Я беременела пять раз от… Вдруг впервые сопоставив тех  несостоявшихся пап, я поняла, с разочарованием, в себе, в своих любовях, что все эти пять раз я беременела от идиотов, даже внешне не представляющих из себя ничего выдающегося. Первый раз я забеременела по незнанию, я была очень молода, почти ребенком, а он был намного старше меня… жирные лысые волосы…

 


 
Сайт разработан дизайн группой "VAKS"