Актуальная литература, поэзия, проза, новости культуры,| Тайнинка.ру

Homepage | История и религия
История и религия
Жизнь и жизнепоклонничество
Автор: Вадим Калинин   
10.03.2009 11:46
Все, придуманные человечеством, божества хороши примерно в равной степени. Однако самым нелепым, бессмысленным, одновременно жадным до жертв и требовательным божком является, так называемая, "Жизнь". Первым обнаружил Жизнь и попытался как-то описать её привычки, манеры и присущие ей культы японский писатель Акутагава Рюноске.

Что же это за существо? Это трёхдюймовая анчутка в рваном, пропахшим похмельным потом халате, и алюминиевых советских бигудях, вечно мельтешащая с совершенно отрешённой бессмысленностью. Она абсолютно ничего не способна дать человеку позитивного, однако охотно насылает на него всяческие абсурдные невзгоды, как то инспекции из райсобеса, тщательно подготовленный залив квартиры соседями сверху, сосредоточенное избиение сынка-вундеркинда на улице вонючей прыщавой урлой, разрезанные на таможне чемоданы, увольнение с работы за чрезмерную креативность, пропажа бумажника в кампание ближайших друзей и прочее и прочее. Однако эти кары она насылает разумеется только на несогласных отправлять её культы, приносить ей соответствующие жертвы и соблюдать установленные ею законы. Как правило жертвами тёмной магии жизни становятся всяческие, много понимающие о себе, очкарики. Правда, иногда Жизнь, вдруг, по каким-то, известным одной только ей, соображениям вдруг начинает мордовать милых её потустороннему сердечку милиционера или же таксиста, но это скорее исключение из правил Жизни.

Жизнь в отличие от других божеств не добивается веры в себя. Её проявления настолько очевидны и знакомы каждому, что она требует от своих адептов буквального знания себя. Причём знание это ни в коем случае не полагается получать из книг, а совершенно напротив нужно брать только от столкновений с непосредственными проявлениями самой Жизни. Следовательно адепт Жизни обязан постоянно везде искать Живую Жизнь. При встречи с жизнью она может его “бить” или “ласкать”, однако он не имеет права на неё жаловаться, ибо жалобы сердят Жизнь и она становится строже. В таких непосредственных контактах с божеством постепенно растёт Знание Жини, присущее адепту. Это в первую очередь знание перечня абсурдных сюрпризов, которые может подкидывать своему адепту жизнь и умение избегать их или же с ними справляться. Высшей доблестью для адепта культа Жизни, считается “сделать” Жизнь, то бишь умаслить божество настолько, чтобы оно совершенно перестало “бить”, и только бы “ласкало”.
 
Поэтика упырни
Автор: Вадим Калинин   
10.03.2009 11:42
Упыри - крайне интересные существа. Болотная «нечисть» гораздо древней человека. Очень любопытно, что когда-то вампиры и упыри были двумя фазами развития одного вида. Упыри представляли из себя ползучих личинок, задачей которых было как можно лучше пройти основное питание, вампиры же, как и полагается имаго, спаривались, после чего откладывали яички в тела наиболее прогрессивных на текущий момент в биосфере существ, которые после этого превращались в упырей – осклизлые бессмысленно блуждающие во тьме полутрупы, пожирающие плоть. Вампиры возникли в середине карбона практически вместе с первыми насекомыми, в виде идеального паразита, они использовали не только энергию жертвы, но и её генетическую структуру для формирования особи своего вида, становясь тем умней и сильней, чем умней и сильней была жертва. Так они и ехали миллионы лет верхом на эволюции.

Люди были выведены вампирами искусственно «по своему образу и подобию». Им было предназначено стать максимально многочисленным видом на планете. Люди должны были сделаться не только источником корма, но и решить «проблему деградации» стоявшую перед многочисленным видом вампиров, на которых «не хватало» высших приматов, и всё чаще случалось так, что вампирессы откладывали яички в кого-попало, плодя таким образом опасную и скудоумную зооморфную нечисть. Последний ледниковый период имел целью не только совершенствование человеков, но так же истребление расплодившейся к тому времени «зверонежити». Казалось бы, вампиров ждала впереди утопия, но, как всегда бывает в истории, на пути к благоденствию встало грехопадение.
 
Прикладное богословие
Автор: Вадим Калинин   
10.03.2009 11:27

Вы просыпаетесь, любезный читатель, в совершенно незнакомом вам доме, на широкой, жесткой кровати из соснового бруса, покрытой темно зеленым льняным бельем. Постель справа от Вас примята и еще тепла, однако Вам никак не удается вспомнить с кем Вы делили ложе этой ночью. Память скользит по теплой алкогольной мути, и Вам совершенно не хочется ее, память, напрягать, отчасти из-за опаски обнаружить во вчера что-нибудь стыдное, отчасти оттого, что за окном восхитительное сверкающее утренне лето, и очень хочется скорее окунуться в такой сезон. Кроме беспамятства, у Вас нет почти никаких симптомов похмелья, разве что несколько неприятное чувство во рту, и легкий след «страха жизни» в шее и позвоночнике. Комната, в которой Вы проснулись досточно обширна, стены дощатые, покрыты светлым лаком, под потолком идет резной фриз, орнамент которого напоминает мексиканский, но рисунок лаконичней, и всякая, составляющая его фигура словно приплюснута сверху.

На сосновом потолке играет веселая световая рябь, из чего Вы делаете вывод, что прямо под окнами плещется море, или, что, конечно-же вероятней, крупное озеро. Накинув что-то, похожее на расшитый металическими нитками халат без рукавов, Вы выходите через двустворчатую резную дверь на террасу. Отсюда и в самом деле видно, что дом стоит на сваях и с берегом соединен лишь подъемными мостками. Строение в целом одноэтажное, плоское и широкое, покрытое красной кровлей из коротких медных пластин, однако с боков к нему подходят два вытянутых двухэтажных флигеля, на конце каждого из которых имеется по невысокой, квадратной в сечении, расширяющейся книзу башенки. На верхушках башен шестигранные под невысокими коническими крышами беседки. В каждой беседке виднеется широкий, похожий на сахарницу колокол, и под ним лучник в красных кожаных латах. С перил беседок свешиваются знамена. Знамена украшают гербы, набранные из разной формы небольших, полированых медных пластин, имитирующих чешую. Герб - стилизованное изображение рыбьего скелета, пересекающее странный, похожий на карту московского метрополитена паукообразный знак. Все это дело остро и радостно сверкает на тропическом солнце.

 
Что вы знаете о богатырях-усладах
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 06:41
Я думаю совершенно ничего. А ведь именно усладская дружина, созданная Владимиром Святославовичем, явилась эталонным образцом для всего русского воинства. Вряд ли прапорщик, обещающий своим солдатам анальное возмездие, или сотрудник ГИБДД, предлагающий незадачливому водителю доставить себе оральное удовольствие, задумываются, откуда есть пошли те слова и выражения, в которых русские силовики испокон веков угрожали противнику. А дело было так. 
Владимир Святославович, был мужчиной, отличавшимся редким могуществом чресел. До принятия христианства, он обладал гигантским, даже по тем временам гаремом. Однако, как всякий серьёзный правитель того времени, он проявлял интерес не только и не столько к противоположному полу.

По всей Руси, и прилежащим территориям, скакали царские гонцы-вербовщики, разыскивая самых крепких и симпатичных юношей. Юношам этим предлагалось вступить в усладскую дружину, созданную по образцу Фиванской Колонны, как для защиты рубежей России, так и для услаждения самого Великого князя. Служба услада считалась, как почётной, так и весьма хлебной, отчего князем был наложен лимит. Из одного поселение в услады мог быть забран лишь один юноша. Поэтому, на центральных площадях русских поселений того времени, каждый год проводились своеобразные конкурсы, в ходе которых, самые красивые юноши города публично сравнивали размеры своих гениталий. В услады попадал лишь тот, чьи муде оказывались больше, а срамной уд длиннее.

Услады – были несомненно элитной дружиной князя Владимира, Все как на подбор красивые, статные и крепкие, они проявляли в бою редкую взаимовыручку. Их «нежные пиры» славились шумностью и обилием употребляемого спиртного. Часто, преданных только князю и друг другу усладов использовали для подавления внутренних бунтов. Услады занимали мятежное поселение, располагали жителей мужеского пола в колено локтевой позе и подвергали традиционному анальному наказанию.
 
Cупец и рабочая честь
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 06:37
Лучше раз в месяц получать по морде, чем жить без супчиков.
«Фэсфуд» С. Соколовский<

- А я с утра супец уважаю!
«Тридцатая любовь Марины» В. Сорокин

Фразу эту, в романе В. Сорокина, произносит заночевавший у непутёвой и легкомысленной главной героини вышеобозначенного романа, потомственный передовик и трудяга, не побоимся этого слова, рабочий аристократ. Именно его влияние превратило либерально-лесбически настроенную преподавательницу блудливых фортеплясов, в настоящую советскую гражданку и труженицу. Случайна ли эта фраза? Так ли она незначительна, как кажется на первый взгляд? Нет! Ни в коем случае нет! Ни может быть в жизни цельного, морально полноценного труженика, ничего случайного, а тем более незначительного. Нет у такого человека времени на глупости. Не станет он рисковать силою своего духа и статичностью мировоззрения, пользуя исторически неотстоявшиеся парадигмы.

В 1708 году от Рождества Христова вышел в свет указ, подписанный Царём Всея Руси Петром I. Указ гласил: «На места подле механиций, мануфактурных машинерий, и прочих учреждений технических и во неусыпном внимание потребность имеющих, ставить мещан и мужиков склонных по утру к супцу и рассолу, поскольку субстанции сии снижают во чревах непокой, после вечерней чарки непременный. Всех с утра приемлющих пирог, лук и сухую кашу пороть не щадно, и после в золотари и в кожемяки слать». Это, несомненно весьма мудрое предписание просуществовало в России вплоть до 1889 года.
 
Гидрофильный секс-матрикс или русалочьи свадьбы
Автор: Вадим Калинин   
10.03.2009 11:45
Практически всякий организм есть коллекция фенотипических отклонений, артефактов и прочих родинок. Однако существуют отклонения носящие явно случайный, флюктуационный характер. Таковы сросшиеся пальцы на руке, зубы веером, нос на боку, с рожденья жёваный сердечный клапан и остальная обидная, но оборимая ерунда. Есть же "отклонения" которые настолько распространены, что в обществе существуют даже специальные институции по поддержки людей их имеющих. Такие "отклонения" оказывают серьёзное влияние на формирование личности, а иногда, когда группа людей их несущая оказывается вдруг социально востребованна, играют заметную роль в истории. Такого рода отклонения непросто списать на обычный плановый "взбрык" генома, гораздо правильнее будет предположить, что такого рода псевдоотклонения были рациональны на протяжение длительного отрезка истории человечества. То бишь их носители в те времена составляли большинство, а сегодняшние "отклонения" представляли из себя норму. Таких "отклонений" масса, и при самом поверхностном анализе они легко разбиваются на огромные группы. Каждая из таких групп предположительно привязана к определённому периоду человеческой истории. Сейчас я хочу рассмотреть только одну из многочисленных такого рода групп. Вот краткий и не полный список "отклонений" и просто особенностей человеческого организма относящихся к этой группе ("отклонение" от особенности отличает только общественное мнение, но не я).

1. Гипертрофированная грудь, ягодицы и живот у женщин.
2. Длинные волосы в качестве объекта либидо
3. Лишенная растительности кожа
4. Преждевременная эякуляция у мужчин.
5. Оргеастическая зависимость
6. Сексуальная реакция у некоторых мужчин на запах тины и водорослей
7. “Умение” младенцев плавать.
8. Любопытство людей к гомосексуальным актам противоположного пола
9. Страсть к подглядыванию
10. Неприязнь большинства людей к естественным запахам человеческого тела
11. Сексуальная реакция мужчин на гипертрофированные молочные железы и ягодицы
12. “Живучесть” спермы в воде.
13. Чрезмерно острая сексуальная реакция мужчин на обнаженное женское тело
И многое другое
 
Прикладное богословие 2
Автор: Вадим Калинин   
10.03.2009 11:39

Вечером теплым и мглистым, через густейший запах  кипарисовой хвои и горячего камня, шагал по загородной, уединенной дороге прохожий, одетый с умеренной роскошью. Справа уходила наискось невысокая кремовая стена, ограждающая душный плодовый сад, слева в  овражке жирно отсвечивала речушка.
Неожиданно из-за изгиба стены пахнуло несвежей плотью, а следом явилась и сама плоть. То были двое мужчин неопределенного возраста, густо заросших, и очевидно, судя по темным островам на хитонах и лицах, не так давно нещадно битых. Правый выглядел кособоким крюкоподобным верзилой с бугристыми плечами, и странным, так же бугристым, лбом. Лысая макушка его торчала из бороды, как желудь из чашечки. Левый же не был высок, имел длинную шакалью челюсть, и лоб скошенный назад. Ноги его поражали кривизной, уподобить их можно было разве что лире, или молодой луне.
-- Эта... Дай что-нибудь. - Начал верзила.
-- Денег дай. – поддержал его тот, что поменьше.
  Человек отступил на полшага. У него с собой был теплый аккуратный кинжал, в складках пояса, а попрошайки, вне всяких сомнений пропили все свое оружие еще во младенчестве. Однако драться желания не было, хотя бы по  элементарной брезгливости.
-- У тебя есть деньги? – спросил человек у верзилы.
-- Нет у меня денег. Дай чего-нибудь… Быстрей…
--А у тебя? – осведомился он у кривоногого.
Тот удивленный этими, совершенно не к месту, распросами на секунду задумался, потом склонил ехидно голову, выставил вперед правую ногу, и ответил…
--Есть чуть-чуть.
--Покажи?
            Кривоногий в ответ гаденько фыркнул, однако полез в мрачную сырую жуть своих лохмотьев и достал несколько мелких монет.
-- Вот! – протянул он человеку медные кружочки на черной заскорузлой ладони.
-- Ну… - ответил человек – Подмигивая кривоногому так, словно вступая с ним в неисповедимо замысловатую, вовсе непонятную окружающим сделку, - Тебе я дам четверть динария! А ты, - теперь прохожий обращался к верзиле, - ничего не получишь.
-- Почему это? – обиженно гавкнул верзила.
-- Потому что у тебя ничего нет…

СТОП КАДР!

 
Тайна мыльных бабушек
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 06:15

  Вот вы наверное полагаете, что мыльная бабушка - это старушка, которую намылили, да забыли среди потной суеты многочисленной жизни. И это  не удивительно. Мыльные бабушки сегодня редкость. Если случайный постреленок и откусит, позарившись на запретное, кусочек стоящей на трюмо полупрозрачной старушки, то сразу начнет орать и плевать вокруг, и заплююет, как правило, все-все окружающее пространство, и зеркальную гладь трюмо, и прибежавших на такой интенсивный плев родителей. Этот трогательный эпизод демонстрирует нам то свежее удивление жизни, которое толкает людей актуального мира на поджог лаптей или писсинг против веялки. Да и какая бабушка может быть встречена сегодня? Больно смотреть. Литая, с крупными пузырями загазованного воздуха в тщедушном тельце, словно брелок-Мики-Рурк. А когда-то...  

 
Аналитическое краеведение
Автор: Вадим Калинин   
01.01.1970 06:39
В 1843 году от рождества сами знаете кого, среди лесистых, похожих на волосатые зелёные титьки, холмов на берегу дохлой но витьеватой речки «Вори» появился лысоватый с, торчащей колесом, седой, квакерской бородкой старичок, подозрительно похожий на пиита Данилу Давыдова. «Пистатое местечко - подумал престарелый православный квакер, - Приподберу ка я сие мелкопоместье!».

Овладев, домиком, речушкой и прочим немудрящим мелкопоместным скарбом, дедусь навыписывал из столицы охочих до сельских вольных радостей столичных культуроделов. Тургеньевы, Гоголи и прочие Белинские понабились в одноэтажный домишко, как, с позволения сказать, червячки в банку для наживки, и принялись вперебой склонять хозяина к литературному труду. «Написали б вы хоть што, Сергей Тимофеич, - говаривали бывало в один голос Грановский, Садовский и Самарин, давясь варёным щурёнком, - А то нам прям при Вас тут неудобно!». «Срам один!» - вторил друзьям Станкевич, и ухал филином, так, что изо рта его, сыпались градом мочёные грузди, прям на манишку прилёгшего на пять минут Бакунина. Николай же Васильевич Гоголь тихонько кутался в уголку в крылатку, обдумывая душеспасительный план потопления в пруду хозяйского кота Петрарки, чёрной масти. Сергей Тимофеич, помаясь в стесненье, к 1847 году разразился трудом «Записки о бужение». Потрясённый здоровой среднерусской мощностью этого текста А. Брем совершенно потерял сон, и пребывал в бессоннице, пока по мотивам записок не создал свой труд «Жизнь Животных». Понимая, что не раскрыл в своей работе и четверти наболевшей темы знаменитый зоолог постепенно иссох и скончался. 
 


 
Сайт разработан дизайн группой "VAKS"