Актуальная литература, поэзия, проза, новости культуры,| Тайнинка.ру

Homepage
Untitled Document
Материалы с тегом...: Результат поиска
Тег: Рассказы Сортировка:
CP_ALL_SECTIONS
Андрей Емельянов | проза (5)
Вадим Калинин | проза (119)
Вадим Фомичев | Проза (25)
Владимир Никритин | Проза (2)
Дмитрий Данилов | проза (9)
Константин Стешик | Проза (11)
Лида Юсупова | Проза (10)
Стасик, Леша и Дима, распластавшись на паласе большой комнаты диминой квартире, играли в солдатиков. Солдатики были нескольких типов: зеленые фактурные красноармейцы с ружьями, гранатами и автоматами ППШ; коричневые поджарые индейцы с копьями, томагавками и ножами; рыцари с мечами и булавами и с приклеенными на щит переводными гербами; красные, плоские и легко гнущиеся  всадники на тонконогих конях; тяжелые матросы в одинаковых белых парадных униформах на прямых, похожих на ходули, ногах; редкая серия американских черных автом...
15.03.2010

Часть первая Сергей вошел лицом в паутину. Серебрясь тонкими нитями, она чуть заметно колыхалась от легкого ветерка, распутанная между двумя ветками соседних сосен. Толстозадый паук, описав в воздухе широкую дугу, исчез где-то в кустах. Тьфу, - сплюнул Сергей, остановившись, и брезгливо стряхивая с лица слабо приклеившиеся паутинки. - Ты что там? - послышался голос впереди. Димы уже не было видно за темным частоколом стволов. Лишь доносился еле слышный запах табака, быстро рассеиваемый в плотном хвойном воздухе. - Да щас, - крикнул Се...
15.03.2010

Сегодня Рита отказывается говорить; сегодня у Риты в горле кровь за друга Фому, которая блокирует любые возможные слова. Друг Фома болен; друг Фома лежит, прозрачный и неземной, — и Рита видит насквозь: катится по обоям вниз полосатый паучок. Рита выходит вон. Рита боится думать, что будет дальше, — только чувствует, как в ней закипает снова ненависть: если превратить умирающего друга во врага, то смерть его, может быть, пройдёт мимо, не заденет, не сделает больно там, внутри, где чёрная-чёрная птичка вместо обязательного для всех сердца. Обязате...
09.10.2009

Арина вернулась с прогулки и обнаружила, что её мобильный телефон, к сожалению, умер. Был сильный ливень, Арина попыталась спешить домой, но воды вдруг слишком быстро стало по пояс, поэтому пришлось медленно, прилагая все имеющиеся в наличии усилия, раздвигать собой нечто агрессивно жидкое, кофейного цвета, на самом деле слабо похожее на воду, как её понимала Арина. Понятное дело, про содержимое своих карманов она в эти минуты неожиданного труда (буквально даже почти борьбы за жизнь) не думала. Вот грязь, вот ты посреди грязи, и жадно хочется до...
09.10.2009

Рита выходит ночью на улицу — писать эссе; на улице Риту встречает дьявол. Здравствуйте, — говорит Рита, — а у вас случайно не найдётся хотя бы ручки шариковой? Мне бы сегодня за ночь эссе написать, а я всё дома зачем-то забыла. Рита смотрит на дьявола добрыми жёлтыми глазами, прекрасно понимая, кто перед ней, но почти не волнуясь — вот про кого я буду писать! — радуется про себя Рита, — вот про этого, высокого, у которого смерть из глаз капает. Дьявол молча протягивает Рите длинную ладонь, на ладони — фломастер. Зелёный, — говорит дьявол, — извин...
09.10.2009

«мы едем на форум завтра», — говоришь ты, заглядывая ко мне в комнату; «как — завтра? у меня же ничего не готово! — я смотрю на свои пальцы, перепачканные чернилами, — так, будто именно эти самые пальцы виноваты во всём. — почему завтра? что случилось?» — ты улыбаешься: «форум перенесли; взяли на руки и перенесли: с одного места — на другое, из будущего — к нам поближе», — ты спокойна, я знаю, что у тебя уже всё есть (коробочка в твоих руках — это то самое; это изобретение; это изобретение для форума молодых изобретателей Европы, к которому мы готов...
09.10.2009

Мы идём в подземный театр; мы выходим ночью из дома и натыкаемся на деревья; у нас красные руки — в нашей крови, уверяю вас, только в нашей!! — сегодня вечером мы убили Риту, а Рита — это мы; впрочем, она не заметила; впрочем, её никогда не было рядом. Над нами парит чёрный остров — это Исландия; по телевизору сказали — Исландия вышла из берегов, мы не поверили, но сейчас мы собственными жёлтыми глазами видим: Исландия вышла из берегов, медленный ветер тянет Исландию на восток; скоро длинные корни Исландии будут здесь, в наших краях. Мы идём в подзе...
09.10.2009

Рита заболела; у Риты температура 39; Рита лежит на диване под тонким шерстяным одеялом и думает о том, как она будет умирать; Рита звонит Якову и просит его погадать, поскольку Яков иногда гадает на собственных внутренностях и не должен отказать умирающей; Рита наливает себе вина «Севастополь» в стакан для виски; Рита курит; Рита пытается читать книгу про смерть царя Дария, но буквы притворяются насекомыми и уползают со страниц прочь; Рита разводит в пепельнице маленький дымный костёр из неизвестных денег, обнаруженных в кармане старых джинс...
09.10.2009

Мы пропустили чемпионат по фрисби, потому что приехали не в тот город; мы решили, что всё-таки стоит ехать в тот город, а то совсем как-то грустно; мы каким-то чудесным образом очутились в совершенно дикой сельской местности, на практически пустой, но очень узкой дороге, украшенной глубокими ямами; мы разбили свою машину о чужую машину; мы обещали хозяевам чужой машины обязательно заплатить, когда будем дома, и преподнесли им, доверчивым, чужие визитки; мы несколько минут смотрели чужой, почти целой машине в спину, радуясь, что легко отделались; ...
09.10.2009

сарафан срывает Саша с себя сарафан, сминает, – сердится. «срам!» – слышит Саша. «стыд!» – сыплются скользкие слова – снизу, сверху, – семь сторон света ссаживают Сашу с состава существования, споро стекающего стальным солнечным слизнем со стеклянных скал солёных сновидений сербского сказочника. Саша – сама себе сводная сестра, Саше смешно, Саше страшно. суровые совы серьёзно снимаются с серебряных сосен, сжимают сильными ступнями синих сурков, суетящихся, стихийно снующих – страх сжигает сало, страх срывает скорлупку спокойной сытости, ...
09.10.2009

На барахолке под Мюнхеном Рита купила небольшую икону святого апостола Фомы. На обороте было написано синими чернилами: «Святой Апостол Фома. Икона поющая. Ц. 23 руб. 44 коп.». Рита привезла поющую икону домой и оставила себе, а всё остальное, купленное на той же барахолке, раздарила ещё в Мюнхене, на ежегодной встрече друзей: Арине — ланцет, Якову — очки для третьего глаза, Виктору — сапог-скороход с вмонтированным в подошву радиоприёмником, Малгожате — замызганный фолиант, на обложке которого было написано синими чернилами: «Александр Македо...
09.10.2009

Никогда не говори правду, — говорит Арина зверю. Никогда не говори вообще, — думает зверь, притворяясь, что не умеет думать и говорить, — мы идём за покупками, — думает зверь, — в самый большой торговый центр в мире. Арина, а у него есть имя? — спрашивает зверь, старательно делая вид, что он не волк и никогда не пробовал на вкус человечину. — у кого? У центра? — Арина слышала вопрос; Арина слышит вообще все вопросы, только отвечает изредка — когда чувствует вплетённый в чужие слова голос собственной крошечной смерти; у Арины очень маленькая смер...
09.10.2009

Мы играем в венгерское кино: мы курим тонкие чёрные сигареты; мы называем друг друга — Иштван, потому что другого венгерского имени мы не знаем (да и про это сомневаемся про себя — венгерское ли?); я — Иштван, ты — Иштван, хоть ты и девочка, но женские венгерские имена нам не известны, поэтому быть тебе Иштваном — и сегодня, и в следующий раз; мы пьём жутко кислое чёрное вино, которое называется «Медвежья Желчь», потому что так делают все венгры — мы в этом уверены, мы про это несколько раз где-то читали; ты — стаканчик, я — стаканчик, — морщась, но...
09.10.2009

Петя довольно укутался одеялом, предвкушая сладкие ночные сновидения и необязательность раннего подъема. Подушка пахла крахмальной свежестью и с готовностью принимала в себя уставшее за день чело. Мысли Пете приходили самые что ни на есть благостные. «Вот хорошо бы», - думал он, зажмурившись, - «иметь такую суперспособность – лечить людей. То есть сначала посмотреть на человека и увидеть, ну не знаю, свечение, ауру какую-нибудь, и понять – ага! Вот у этого человека камни в почках. У этого кишечная непроходимость. Потом поделать пассы рука...
30.09.2009

Просторная комната деревенского дома. Стены в сиреневатых истершихся обоях с малоразличимым от времени рисунком украшают пожелтевшие семейные фотографии и хрипло тикающие часы. Вощеные полы укрыты полосатыми половицами. В углу, на специально постеленном коврике дремлет длинношерстный котище. У окна с розовыми, перехваченными посередине лентами занавесками высится стол, застеленный пахнущей тряпкой клеенкой. Ближе к окну отодвинута тяжелая кружка с молоком. Кружка накрыта блюдцем. Рядом, также спрятанная под широкой тарелкой, осты...
31.08.2009

Со стороны рекреации запахло тухлым. - Пойдемте, пойдемте, - заторопилась директриса, беря районного инспектора под локоть. - Подождите, - остановился тот. - Что это за запах? - Да ничего, с улицы, наверно, - ответила директриса, отводя глаза. - Давайте посмотрим! - внимательно оглядев директрису, сказал инспектор. В конце коридора линолеум неожиданно стал липким. Ботинки с хрустом отдирались от пола. - Краска наверно, - поспешила заверить директриса. Инспектор неожиданно остановился. Блокнот шумно выпал из рук. - Ч-ч-что это? - задребезжал инс...
31.08.2009

Статья для учебника литературы, найденная в почтовом ящике сегодня утром В единственном рассказе Верта Нобейма «Глушь», вошедшем в золотой фонд Имперской литературы, истекающий кровью лесоруб ползёт по высохшему руслу реки к посёлку, но деревья, жаждущие отмщения, падают и преграждают ему дорогу к спасению. Чтобы более полно понять рассказ, нам следует совершить небольшую экскурсию в прошлое писателя. Пройдемте, здесь недалеко. Итак, Верт Фридрих Нобейм родился в горной деревушке немецкого Тибета, где его родители проходили духовную пра...
27.08.2009

Действующие лица: Михалыч — старый электрик; Лёнька — молодой электрик; Хозяин квартиры. Л ё н ь к а: Пришли, Михалыч. Вроде здесь. Стучать? М и х а л ы ч: Да погоди немного. Постоим, покурим. Куда спешить-то, прежде чем начать, поговорить с тобой хотел я по душам. Л ё н ь к а: Поговорить? О чём? Сказать, что я премного удивлен, так — нет, но все же странно как-то. Ночью, полвторого... Случилось что-то? М и х а л ы ч: Вот именно. Хотел спросить тебя я — растерянный какой-то ходишь, как будто сам не свой. Всё смотришь под ноги, как будто тщетно ищешь, но так и не н...
27.08.2009

Текст записан во время фольклорной экспедиции по Тамбовской области в 1983 году Вот он приехал как-то к нам на седой козе. Кто тут, кто тут, говорит, самый смелый, говорит? Все молчат, сопят, только Федька Босой топнул левой ногой, расступился народ, топнул правой ногой, задрожал сельсовет. Я тебя, говорит, во Тамбове в расход посылал уж, кулак, посылал, сукин сын. В двадцать третий-та год, ну-ка вспомни, урод. Засопел тот на козе, заелозил на хребту, дули-дули-дули-ду, видно вспомнил Тамбов. А мне что, говорит, кулемёт твой и штык, я из зЕмли мужик, вылез...
27.08.2009

Текст записан во время фольклорной экспедиции по Астраханской губернии в 1981 году Господь милостив к бунтовщикам и прогульщикам, потому как сам вырос на Семёновке. Сам свинец заливал в пряжку, сам варил кашку. Этому дал из большой ложки хлебнуть, этому из ложки поменьше, но два раза, а этому со дна котелка дал черпнуть. Сам бродит, ходит, голодный, но довольный, на крышу залезает, голубей гоняет. Соседней яблони яблоки кислые, сами на ладонь просятся — Господь через забор лезет, морщит переносицу, а тут Жорка Морда — жадный, сорок лет в обед стук...
27.08.2009

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

 
Сайт разработан дизайн группой "VAKS"