Актуальная литература, поэзия, проза, новости культуры,| Тайнинка.ру

Homepage | Книги | Тишина Хёга
Тишина Хёга
Автор: Вадим Калинин   
01.10.2009 12:57

Есть некая группа авторов, которых я называю «стилевыми силовиками». Как это? Представьте ринг, на котором задорно мордуют друг-дружку герои аниме-сериала “Боец Бакы». По очереди вылазят на арену паукообразные ушуисты, похожие на одушевлённые коллекции топоров каратисты, обильно шрамированные в предыдущих мордобитиях, байкеры, напоминающие молчаливые автопокрышки культуристы и размалёванные кэтчисты. Все они чинно мутузят друг дружку и расползаются по гримёркам в соответствии с логикой сюжета. И тут один из продавцов мороженого около входа в зал снимает чепчик и отклеивает мерзкие цирковые усишки. Снимает цветную кургузую курточку и бархатные сапожки и по ступенькам, чуть прихрамывая направляется к рингу. На него никто не обращает внимания, пока он не выходит на ринг. На него и в этом случае не обратили бы внимания, если бы на ринг он не вышел прямо сквозь трёхдюймовой толщины дубовые ворота. Именно сквозь, а не через, оставив в воротах этих корявый асимметричный пролом, через который мы можем наблюдать лежащие друг на друге туши вооруженных пулемётами охранников.


Этот интересный человечек выходит, становится прямо в центре манежа и вопросительно оглядывает зал. А зал замер. Все присутствующие в нём головорезы и мордовороты сделали ручками перед гипертрофированными грудными мышцами и склонили то, что ходит у них за головы. Мы понимаем, что они очень хорошо знают этого  человечка, и что все они буквально парализованы ядовитейшей смесью страха и почтения. Язвительный злобный трепач комментатор  тоже примолк.  Видно, что он и рад бы чего-то сказать по поводу неожиданного появления неведомого бойца, но отчего-то стесняется, и что вообще ему уже пора домой.


Человечек ещё раз оглядывает зал и делает приглашающий жест. Ждёт секунд тридцать. «И что, так таки и никого?» - наконец спрашивает он. Народ безмолвствует. «Ну ладно… - произносит он наконец – Пришлёте мне тогда по штуке зеленых к завтрему. Вам сообщат куда. С хозяина заведения петёрка». В этот момент на его голое плечо садится белое аккуратное пёрышко. Он нежно поднимает его двумя тонкими, совершенно не боевыми пальцами, подносит к губам, отпускает и резко на него дует. Пёрышко летит через весь зал (150 метров) и вышибает замок в находящейся в дальнем его конце чугунной двери. Через эту дверь герой наш и удаляется.


Примерно таким же образом выглядит писатель Питер Хёг, только ареной ему служит мировая литература, а конкурентами современные нам с Вами авторы. Пока остальные литераторы суетятся, выстраивая иерархии, обозначая проблематику, формулируя кодекс большого стиля, отрабатывая приёмы письма и структурируя семантическое пространство, Питер Хёг находится где-то там. Но вот однажды выходит его новый роман, и вдруг оказывается, что все иерархии стоят не больше, чем табель о рангах в младшей группе детского сада «Яблочко»,  проблематика, сформулированная величайшими умами современности, более всего напоминает набор проблем, стоящих перед роющейся в навозе колхозной курицей, что большой стиль – это метровая размалёванная матрёшка, внутри которой сидит голая вонючая вокзальная блядь с подбитым глазом, актуальные приёмы письма годятся разве что для написания не слишком длинных сентенций на стенах провинциальных сортиров, а семантическое пространство – это набор выходных данных на конфетном фантике от раздавленной обильно унавоженным сапогом карамельки.
Если Вы умный и честный с собой автор, то прочтя Хёга очень трудно не бросить письмо. Однако, если Вы умный и честный автор, то бросить письмо Вам хотелось и до этого, по совершенно иным причинам. А после воздействия Хёга вы понимаете, что все эти прошлые причины сущий мусор, рядом с основной причиной, из-за которой стоит или же не стоит писать. Причина эта состоит в том, что настоящая литература есть, и теперь, прочтя этот роман, Вы ещё раз убедились в этом.


Наверное теперь надо перечислить несколько вещей, которые сделал Хёг в своём новом романе «Тишина». Хёг полностью снял проблему «динамики повествования». Он раз и навсегда доказал, что утверждение о том, что быстрый динамичный текст должен состоять из рубленных примитивно ритмованных фраз – расхожий и неумный миф. Он одним махом вернул в литературу сюжетную конструкцию «устаревшую» ещё во времена Жорж Санд. Конструкцию характерную для европейского романа-фельетона. С сегодняшнего дня этот паровоз снова на ходу, и служит на благо высокой литературы, сильно обгоняя, как на прямой, так и на виражах модные электровозы. Он извлёк из болота банальности несколько десятков уже очень давно находящихся за дверью серьёзной прозы образов. Всё это было проделано с потрясающим изяществом,  чувством стиля, и главное с неимоверной искренностью. Вообще "Тишина" это сложный и умный роман о презумпции искренности. О том, что любая, неимоверно сложная конструкция, созданная вами может быть превращена в груду хлама секундным проявлением снобизма. И наоборот,капля проявленной умным человеком искренности (искренность дурака штука бесполезная) может заставить работать вечный двигатель, и превратить воду в вино, бензин или нектар, по желанию.


В общем Хёг преодолел несколько десятков расхожих литературных запретов, продемонстрировав, что там, где мы полагали раньше мели и скалы, простирается широкий, глубокий и живописный морской фарватер. Роман обсуждает круг тем, по тем или иным причинам из современной нам литературы вытесненных, и строится на механике, от которой современная «серьёзная» проза по дешевому снобизму и скудоумной тенденциозности отказалась. И ещё одно. И возможно моих читателей это удивит больше, чем всё остальное. Этот роман пропагандирует православие. Да-да, вы не ослышались. При этом я полагаю этот роман умным, полезным и обязательным к прочтению. Как это так может быть? Прочтите, узнаете. Позволю себе только один полунамёк. Паралельно с православием, роман Хёга "Тишина" пропагандирует так же Теорию Суперструн.

 

У Вас недостаточно прав для комментирования этого материала

Облако тегов

 
Сайт разработан дизайн группой "VAKS"