Актуальная литература, поэзия, проза, новости культуры,| Тайнинка.ру

Homepage | "Военная тайна" стихи
"Военная тайна" стихи
возвращение
Автор: Андрей Емельянов   
25.03.2010 14:04

Воевал воевал
сука воевал
видел воевал
ехал ехал
вышел воевал
блядь воевал
с ними с этими
опять воевал
где говорю
кого покажи
воевал и буду
воевать блядь
пулю зубами 
поймал
потому что 
воевал

и так и эдак
упал отжался
воевал ебать
как надо воевал
раненый лежал
всё равно воевал
ночью днём воевал
раз-два воевал
ура воевал

воевал под кустом
воевал напролом
ёбаный гад воевал
и не снилось тебе
как воевал
поднялся и упал
и отжался и воевал
до упаду и в присядку
и в прикуску воевал
за тебя и за того
воевал как срал
неистово воевал
получай распишись
и вот так всегда 
воевал как мог.

Ну что тебе ещё рассказать, сынок?

 
Огурцы
Автор: Андрей Емельянов   
29.08.2009 18:27

Мой дачный участок
окружают неплохие когда-то люди —
и Игорь Савельевич,
поселковый участковый,
и Кузька, пацан шестилетний
проворный, беспечный,
и папа его, Никита Сергеевич,
и соседка по даче, Людмила Петровна,
и даже собака моя,
сучка Дичка,
все хотят крови,
тёплой моей красной крови.

Уходи — говорю я Кузьке,
уходи — говорю я Людмиле Петровне,
уходи — говорю, Игорь Савельевич,
и ты, Никита Сергеевич,
и ты, Дичка, уходи —
меня здесь нет.

Заперся в единственной комнате без окон —
в кладовке скрипучей,
трясущимся ртом
наелся цемента,
смотрю телевизор,
канал «Вести» —
там Игорь Савельевич
даёт интервью,
поправляя фуражку свою,
почти кричит в камеру:
«Преступник будет обезврежен
в течение этого часа.
Вот начнётся наша славная
контртеррористическая операция,
тогда и посмотрим
кто из нас зомби!»

А мне уже не страшно,
мне уже не больно
только огурцы жалко,
они как маленькие дети,
лежат в густой траве
и думают, что вселенная — грядка,
а я бог с холодными шершавыми руками.

 
Военная тайна
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:17
Однажды и я,
и Лена, и все соседи,
ночью во двор вышли,
а там Волков, Пацаев,
Добровольский.

А там Комаров и Бондаренко.
Грисс, Уайт, Чаффи
и ещё те, с «Колумбии».

Они, словно я,
когда в тринадцать лет
на стройке
упал на кирпич спиной,
а рядом никого.

Задыхаясь, я видел звёзды.
Мы никому об этом не расскажем,
Скоби, Джарвис, Смит и я.
Это точно.
 
Навруз-блюз
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:15
Толстый таджик
за барной стойкой
устал от нервного тика
и блядей на танцполе
ему хочется на волю,
туда, где маки в мае
красными каплями
тянутся в небо.
Тоскует таджик,
сам не зная,
как он попал
в этот
холодный
город.
— В две тысячи втором
я был еще в Курган-Тюбе,
— говорит он сам себе,
и ставит cd Эдди Рознера.
Эдди Рознер играет
ему на трубе.
— Помню, в феврале
возвращался с работы,
было поздно уже,
— обращается он
к какой-то пьяной морде
(два «копа де оро»
и три по сто водки,
разве так можно?)
— а звезды здесь маленькие,
не то, что у нас
в Курган-Тюбе...
 
Kрабы
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:12
Если могли бы крабы
понять смысл железа,
стали бы крабы ползать
по дикому побережью?

Нет, я не о том... Я совсем не пытаюсь провести умозрительную параллель между развитием социума и этими представителями ракообразных (достает платок, сморкается в него) Чёрт, холодно на пароме, ноги мерзнут, застудился я.

Нет, я просто хочу спросить у бога. Примерно вот так спросить (встает на сиденье, складывает рупором ладони и кричит) Бог! Почему у краба маленькая голова и короткое брюшко? И почему это самое брюшко подогнуто под челюстегрудь?

(Смотрит себе под ноги, как будто на что-то еле заметное и говорит изменившимся низким голосом) И действительно, почему? (опускается на скамейку, говорит опять своим голосом) и затем наступит тишина...

Потом мужчина ныряет с парома
в тяжелые воды Татарского пролива,
плывет по направлению к Шахтёрску,
переворачиваясь с бока на бок неторопливо,
как большое неуклюжее и доброе животное.
А сам думает: «Боже ты мой,
на берегу так скользко,
как же мне выбраться из воды?»
А берег похож на фотокарточку старой вдовы,
где она еще маленькая, среди других
стриженых детей
в средней школе номер три.
Вылили на них ведро воды,
и вот, только макушки блестящие
торчат, а поверх голов
белобрысый снег уже упасть готов.

И лежит мужчина,
почти хрустальный от холода,
а около него собрались крабы,
щелкают клешнями,
но это не от голода.
Просто на их крабьем языке
это обозначает:
«Бог! Почему этот мужчина
доплыть не смог
до Шахтёрска?
Наверное, потому что у него
грудь такая плоская,
и панцирь не прочный?»
– Ага, – отвечает им бог, – точно...

 
Кристаллики
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:11
Или вот, например —
учёные выяснили,
что всё, что я видел раньше,
всё-всё, о чём я думал,
о чём я плакал,
во что я верил,
всё это сказывается
на структуре кристалликов
хлорида бария в моём среднем ухе.

Кидая эти кристаллики
в раствор хромата калия
можно увидеть
можно узнать
понять можно,
но не вернуть.
Такой раствор,
к счастью,
ещё не придумали.
 
88
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:04
Гриша, Гришенька,
в столе соль и спички.
А если я остыну, часики
на рынок снесёшь,
форточку шире откроешь,
из клетки гулечку достанешь,
записку напишешь папе,
чтобы он не беспокоился
обо мне, знай себе, плавал
среди льдин, у края
мохнатой Сибири.
Перископ вытаскивал бы
наружу иногда,
говорил бы:
 «Ну, где там
звезда моя,
Лариса?»
А я ему подмигну, мол,
тут я, тут,
на северо-серверо-западе.
Между прочим,
полярной ночью,
я очень красивая,
бледная, милая,
как актриса
из немого кино,
рот раскрываю,
а оттуда ни слова,
только зубы, язык,
тонкие губы,
ядовитые трубы,
альвеолы,
кустики, пузырики,
крестики, нолики,
и сердце над ними
выстукивает:
тире-тире-тире-точка-точка
тире-тире-тире-точка-точка
тире-тире-тире-точка-точка
    тире
    тире
    тире
    точка
    точка.

 
Находимся
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:02
Мы находимся на проспекте Космонавтов,
потом теряемся на Южном шоссе,
мама бегает, трогает себя за каштановые волосы,
вы не видели тут двоих детей,
семи и девяти лет, самых красивых в мире,
мальчика и девочку? Нет?
А мы отражаемся в витрине магазина большого,
это там, где новостройки воткнули в пузо небу антенны,
и из неба течёт на нас вода, разбавленная ресторанным неоном.
Потом мы забираемся на крышу,
отращиваем быстренько
полупрозрачные
звенящие
крылья
и улетаем искать маму,
скоро вечер,
летим уже,
летим,
мама.

 
Яблоки
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 12:59
Все важные документы съел,
вышел на улицу,
ведущую к вокзалу,
а там солнце в панаме,
жарит на головах у прохожих
котлеты из кислого фарша,
как и ему когда-то мама
жарила.
Запахом знакомым
в нос ударило
и покатились ассоциации.
Здесь младший брат
первый раз дрался,
а здесь старший брат
портвейн разливал.
Мал, говорил, мал ещё.
Потом старшего брата
превратили в зенитку,
младшего — в сорокапятку,
а его не взяли, потому что
нужны такие руки
здесь.
Строй, говорят.
Он строил,
чертежами укрывался
на ночь,
ноги мерзли,
носки смешные торчали.
Но построил всё-таки
самоходную бронированную яблоню,
которая цвела так,
что враги замирали,
а когда яблоки вкусные
падали на землю,
то новостройки дрожали
и осыпались на землю балконы.
Когда яблоня сбежала на северный полюс
он и сам тихо вышел за ворота,
сел на электричку
и уехал на дачу,
там мама с белыми волосами.
Скрипит кресло,
в рамках на стенах
ТТХ братьев
и в подвале
яблоки дрожат,
перекатываются,
хохочут металлическими боками:
«Айда лежать с нами!»
 
У этой игры до хрена имён
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 12:58
у этой игры до хрена имён
выдернули ноги
положили на стол
сожгли паспорт
толкнули в автобусе
загородили тополем окно
закатали три банки огурцов
крыша протекает
новокаин и ещё что-нибудь
на глазах у детей
пополнение баланса
постоянное высокое давление
в горле пересохло
поставили к стенке
кофе здесь ублюдочное
мама мыла раму
в переходе нассали
отравился на дне рождения
у друга вчера в подъезде
вечная сырость
пиздюлей получил
майонез кончился
а теперь вылетит птичка
остановка сердца
многочисленные ножевые
осколочные
дефибриллятор
бум-бом
fleshdotcom
хорошо на руси
каждый пятый летов
и тридцать процентов моррисонов
господи пронеси.

 
Надоело телу петь,
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 12:55
Надоело телу петь,
а тут как раз весна.
Тепловозы цветут,
самолёты пахнут,
всё такое, как будто
последнюю минуту
живёт. Всё цепляется,
а он больше не поёт.
Сидит на скамейке,
болтает ногами
в стыдных тёплых колготах.
Зубы сжал мальчик,
натянул шапку свою
ниже бровей
сидит на солнцепёке
и думает, что время
его прошло уже.
Все семь лет,
которые я
говорю вам,
пою вам,
пролетели мимо,
вскользь задели
вас, только ветер
почуяли, только
сквозняк.
Вот теперь я как столб,
буду молчать,
как солдат раненый в лоб,
молчать буду,
ни одна собака
не заставит меня
сказать ничего никому.
Только орешник
ему шепчет
«да-да-да,
бу-бу-бу»
и грязью пахнет
из-за гаражей,
а в остальном мира нет
и не будет до ужина.

 
Раздватри
Автор: Андрей Емельянов   
20.10.2009 10:37

У меня на сервере
какие-то нехорошие люди
стёрли всё что было
и всё что будет
у меня.
Вообще
всё
стёрли.

И теперь я не помню
ни как меня зовут
ни что такое ты
ни как пройти
в библиотеку.
Ничего
вообще
не помню.

У них это называется
«амнезия»
а мне кажется
это просто что-то
размагнитилось.
Делай бэкапы
делай детей
делай с нами
делай как мы
делай меня
из теста сырого.

Делай «раз»
затем «два»
а на «три» слетятся
вороны
сороки
собаки
сбегутся
выть.

 
Маркс, Энгельс и Ленин
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:18
Где-то в самой середине
кровавой царицынской бойни,
комэска Сухой
получил эсэмэску
о том, что жена
родила ему тройню.
Сухой улыбается,
выглядит отлично,
снимает бурку,
пропахшую потом
и думает — здорово,
три человека,
красивых и новых.
Назову их Маркс,
Энгельс и Ленин.

Маркс Викторович Сухой —
в сорок третьем,
лейтенант,
жевал снег,
встал на колени,
пережал обрубок
правой руки,
левой.
 
Партизаны
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:16
Бывает, всё на свете ничего,
вот просто — ничего.
Протянешь руки
вместо них
бульварное кольцо.

Висит унылое лицо
на проводах Москвы,
качаются (привет-пока)
ладони как листы
деревьев, что уже мертвы
и в парках, и в садах.

Идёт прохожий
мимо нас
не видит нас
не ссы.
 
Cуббота
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:14
Надо больше крови,
любви, синяков —
всего вперемешку.
Иначе будет не жизнь,
а только насмешка.
Побрив брови,
вышел на улицу,
а там остограммленный
прохожий корчит рожи,
с витринами целуется.
Машины негромко бубнят:
«Суб-бот-та!»
День, отравленный ленью,
вечер, залитый рвотой.

В парадных переёб, перекур,
чуть выше, на небе,
ангел пакует вещи.
Задрал обезбровленное лицо:
«Эй, ангел, куда же ты?»
Не отвечает,
садится на следующее
облако, улетает.
За горизонт солнце падает
рот разодрав зевотой,
в реке отражение —
чьё-то чужое на ощупь лицо.
Круглое, лысое —
луна, ни дать, ни взять.

Застрекотали швейные машинки
в парке, это сверчки шьют мне саван,
а в лицо светит фонариком вечность:
«Чьих будешь, парень?»
 
Необходимо признать...
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:11
Необходимо признать,
что Козлову надоели города,
которые внутри него
выстраивает любовь,
заселяет их
мёртвыми девочками,
бантики повязывает
розовые и белые
— так красивее,
считает любовь.

А Козлов прыгает через лужи,
считает дни, боится спать ночью,
потому что ночью
они приходят,
шумят, сопят,
стоят в прихожей,
эти мёртвые девочки.
Козлов их любит, правда,
честно-честно,
любит очень,
только боится,
что сердце не выдержит.

Оно дрожит,
восторженное,
и пахнет яблоками.

 
Гематомы
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:09
И по-домашнему
хрустящие простыни
сегодня ночью
сожрали заживо
мою левую руку,
сорвали со стен
фотографии взрослых,
а детские фотографии
издавали какие-то
утробные звуки.
Буду краток —
страшно было,
но заодно и весело тоже.
Перед рассветом
кто-то содрал с неба кожу.
И тут утихло всё,
потекло по обоям,
по линолеуму,
через коридор в кухню,
а оттуда в форточку.
По-моему, всё кончилось
незначительными побоями
моей вселенной.
Скоро утро, белеет моя косточка,
в тёмной-претёмной комнате,
на тёмном-претёмном последнем этаже,
тёмного-претёмного панельного дома.
Всё как всегда,
слишком обыкновенно.

 
Жизнь человеческая!
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:03
1

Жизнь человеческая!
Бесценная ты моя!
Дужкой кроватной по левой щеке,
утренней щеке, помятой.
Потом полчаса под сеточным небом
лежал, прислушивался к себе,
мимо клочками матрасные облака
полосатые,
а ты, стало быть, рыжий.
Рыжий, рыжий, конопатый,
получи в ебло лопатой!

2

На построении блевал пшёнкой,
вытирал усы, ногами дрожал,
потом солнце завалилось на бок,
в судорогах забилось
и всё красное стало.
Из трещин асфальтных
полезли насекомые,
а в швейном заточку нашли
у кого-то.
Снова построение,
досмотр.
Усы! Живые! Шевелятся!

3

Поздно ночью
на кафеле
прохладно.
Теряя последнюю
мелочь
человечности,
зазвенел, рассыпался.
Выходи во двор по одному!
Там темно, но всё честно.
Я
сам
видел.


 
Буль-буль!
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 13:01
Легче дышать стало
перетёр ненужные лёгкие
песком речным.
А в реке он бледный
колючий
не морской.
Там всё солью
там было всё
другое всё
было там.
Но на безрыбье
как говорится.
Лёжа под мостом
можно хотя бы так
представить
что махнул хвостом.
Первый толчок
веки защипало
потом проснулись жабры
весь уплыл
скользкий
ничего не осталось.
Только на дне
блестит
пятирублёвая монета
и разбухший паспорт
медузой колышется.
 
Взлётная
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 12:59

На севере
серебряные трубы
с антифризом
заменят нам
кровеносные сосуды.
Ты будешь мыть
ледяную посуду,
я пойду собирать снег,
увижу медведя,
испугаюсь,
он испугается тоже.
Мы с ним будем похожи,
только у меня
золотые волосы,
а у него бронежилет
из кожи нерпы.
Он улыбнётся
неуверенно,
я улыбнусь следом,
позову его к нам на ужин.
И вот мы сидим втроём,
на берегу замёрзшего залива:
вкусная рыба,
чай горячий
в жестяных кружках,
пластинка Джими Хендрикса
и больше ничего не нужно.

 
Оно
Автор: Андрей Емельянов   
27.08.2009 12:56
Приходя зимой в лес всяко-разный
надо бы шапку привязывать
специальными шнурочками к голове
чтобы она не падала
когда стоишь
голову когда задираешь
когда смотришь
когда дышишь
когда видишь
когда оно так наклоняется
пружинит на ветках
в такт мотору мотоциклетному
на просеке.

Это называется
сходил на прогулку
ногами натоптал
в коридоре
радио выключил
чтобы уж совсем тихо
совсем как давеча
только ветки поскрипывали чтобы
когда лежишь на левом боку
в окно смотришь
дышишь
видишь
как оно за тобой
подглядывает
подсматривает
как ты за ним
только что
вот-вот.

 
Леонов
Автор: Андрей Емельянов   
26.08.2009 12:35

Сегодня около станции метро «Аль-Акса»
я увидел актера Евгения Леонова.
Он шёл вверх по эскалатору,
пересчитывал ступеньки беззвучно,
сбивался и всё начинал заново.

Я помню, в жёлтых газетах писали,
что Леонов готовится к роли Ника Кейва
в байопике по мотивам романа «Дурное семя»,
а ещё писали, что он перенёс операцию,
и дома у него какие-то нереальные проблемы.

И вот, под золоченым сводом станции
он сизифом катает слова по ступенькам
может быть, это такое упражнение у актёров,
я не знаю, но что-то подсказывает мне,
что-то внутри тревожное и липкое,
что до конца света остаётся одна единственная ошибка,
и эту ошибку явно совершу именно я,
выйдя не на той станции, ошибившись дверью.

Проезжая мимо актёра, я молча скрестил пальцы,
выло-дёргалось зверьё металлическое в тоннелях,
кружилась голова, глаза сами закрывались,
а ноги куда-то несли, как это и бывает с похмелья.

 


 
Сайт разработан дизайн группой "VAKS"